Посильная помощь храму

В память о человеке и вере (продолжение)

рассказ диакона Игоря Бакшеева об экспедиции в горы Байкало-Ленского заповедника, записанный на празднике Троицы в Кочергате

В память о человеке и вереФотовыставка о походе и установке памятника протоиерею Дионисию
Садовникову у святого источника  в горах Байкала была частью духовно-культурной программы праздника Троицы на летнем подворье храма в Кочергате. Более двухсот прихожан с большим интересом слушали рассказ отца Игоря - участника и очевидца событий, запечатленных на выставленных фотографиях. А начал он этот рассказ посреди разговора о Руси великой, святой, многогранной…

 

 

В память о человеке и вере

     Горы Байкало-Ленского заповедника …В этих местах в радиусе ста километров живет максимум 5-6 человек. Эта территория сопоставима с Бельгией, Голландией или другими европейскими странами. Там людей практически нет. А эти 5-6 человек - и то бывают на этих ста километрах время от времени. Работает ам один лесничий, который некогда был большим начальником на иркутском радиозаводе - оборонной промышленности огромный завод и он там был самым главным инженером. В 37 лет он чем-то огорчился, хлопнул дверью и ушел в тайгу! С тех пор уже более 35 лет он и живет в этой тайге. Трапезников Владимир Петрович.

В память о человеке и вере

    Он там построил часовню в честь Иннокентия Вениаминова Коломенского Московского митрополита (наш с вами земляк – ангинский!). Строил ее 15 лет потому, что туда идти три дня пешком. Три дня пешком: это в 7 утра выходишь, весь день идешь и в 8-9 вечера приходишь. Вот так: три дня никакой тропы, ни жилья, никого, ничего, только козьи тропы. Вот, например, он говорит: сейчас будет хорошая медвежья дорога - сейчас будет все хорошо! Ступаешь и проваливаешься по пояс в воду!
 - Петрович, - говоришь, - а где эта медвежья дорога? –
 - Так вот, она и есть! -
Ты ступаешь еще и опять куда-то проваливаешься - медвежья дорога называется! Три дня по этой дороге... И вот,  там он построил часовню. Людей там нет, никто там не живет. Казалось бы, зачем? Кому? Но опыт религиозный человеческий говорит, что это почему-то нужно было. Какая там проповедь христианства вот в этих горах безжизненных, где Байкальский хребет? Оказалось - нужно! И, вот, они там построил часовню, и мы ее освятили с отцом Дионисием Садовниковым.

В память о человеке и вере

      В 2006 году туда ходили в эти горы: там половина группы чуть не умерла, половина - едва выжила. Освятили! Потом, когда возвращались, Дионисий Садовников сбился с тропы - он отставал, немножко тяжело ему было идти с группой отстающих. Они сбились с тропы и нашли ключ. На самой вершине водораздела, там, где лета не бывает. Там всегда снег. В июне, июле, августе - там тоже снег. Там бывает поздняя осень, ранняя весна и зима... Там температура ночью - минус пять градусов. И вот там, где берет свое начало великая сибирская река Лена - на самой вершине водораздела они нашли ключ, который никто не знал до сих пор. Через три года священник Дионисий Садовников погиб и вот по инициативе этого лесничего ключ решили назвать именем протоиерея Дионисия Садовникова. И ввести название во все карты: географические, топографические.

В память о человеке и вере

      Настало время, памятник был изготовлен и надо на вершине в горах установить его. Охотников не было. Нужен был священник. Дьякона было мало для такого путешествия. Поначалу было много людей (желающих). Но потом все отказались почему-то. Люди слышали, знают, что это такое, и я никого не сумел уговорить, кроме нашего отца-настоятеля Александра. Его удалось. Он знал, что тяжелый маршрут. Некоторые люди из нашего храма (не буду называть имена) они тоже загорелись поначалу пойти, но…что-то их остановило. Они говорят:
-  Нет, у нас здоровья не хватит, мы лучше не пойдем. -
Фотографии, к сожалению, все не отражают. На фотографиях все красиво, но жизнь, к сожалению, она более суровая.
Отец Александр с первого слова согласился:
- Все, - говорит, пойдем!

В память о человеке и вере

     А больше никто не соглашался! И, вот, мы туда пошли. Часовня Иннокентию Вениаминову, исток Лены - это половина пути всего: это 14 часов по бурелому, по скалам, вброд там 20 раз, а, может, и 30-40 через эту реку бесконечную. Она петляет -  мы там вброд переходим, скалы - ползем, горы – лезем! И, вот, пришли и поставили памятник. А как вышли на берег - сразу же встретили медведя - огромного сильного зверя! То место, куда мы вышли, называется "Берег бурого медведя" на Байкале. Вот сколько я там был, а был я три раза, и всегда там были медведи. Всегда! Один раз за один день мы там видели четверых медведей. Такие огромные сильные звери, которых мы никогда в жизни не видели. В зоопарке и в цирке - это совсем другое! Это- огромная масса силы, покрытая шерстью, такой, вот, бурой или черной, которая колышется, мышцы играют! Это все совсем другое. Он - как лошадь! Вот, там поле такое большое и он минут пять бежал по этому полю. Ни от нас, ни к нам. Он бежал мимо, как лошадь, со скоростью 60 километров в час! Там - камни, коряги, он взглядывал на нас и бежал, бежал и бежал. Но сердце наше не дрогнуло, потому, что всегда с нами Бог! Хотя, оно не дрогнуло не у всех! В предыдущем походе со мной был друг, так он потом со мной полгода не разговаривал после того, как он увидел этого зверя!
    Так что, вот такое у нас путешествие у нас было.
И как определить: воля Божия или, правда, какая-то бессмыслица - нужно было туда переться?...

В память о человеке и вере

      Француженка с нами была - врач. О ней - отдельная история. 9 месяцев уже дома не живет. Из богатой семьи. За эти 9 месяцев объездила 7-9 стран со спальным мешком, с палаткой, без денег, без ничего, главное!. Приехала в Иркутск и поставила на сквере Кирова палатку. Ее там русская женщина пожалела, к себе в дом ввела.
-Ты чего, - говорит, - у нас не принято так, давай, в дом иди! –
 Ну, она у нее день-два пожила, помылась и говорит, дескать, не привыкла я в квартире жить: душно и тесно здесь и отправилась на Байкал на Ольхон. Там встретилась с православным человеком, а он и язык французский знал. Когда мы в поход собирались - он с нами попросился, только я, говорит, буду не один. Ну, и за нее просить начал. Говорю: ты отвечаешь за нее? Она выдержит? Он говорит:
- Судя по ее рассказам -  выдержит! Она сказала сама, что все, что угодно вытерпит и, если очень будет тяжело - тоже будет молчать.
 И слово свое сдержала. Только кротко улыбалась. Железный характер. Вот так она с нами и оказалась на истоке Лены. Ногу подвернула…А на молебне в горах стояла – плакала. Видно было, что сильное у нее было переживание, хоть сама и не нашей веры православной… Там с нами парень был - буквально вчера из ВДВ демобилизовался, крепкий такой, сильный. Он,  вот, лежит, руки-ноги раскинул, я, говорит, дальше идти не могу, у меня сил нет. Все! Там у всех такие были искушения-испытания! Как на фотографиях, которые, к сожалению, всего не отображают. Так, что Русь наша многогранная, необъятная, глубокая!...

В память о человеке и вере

       А почему - воля Божия: путешествие началось 7 июня в день обретения головы Иоанна Предтечи. Дионисий Садовиков родился 7 июля в день рождества Иоанна Предтечи. Там мы молебен в 8 часов служили. В 8 часов он и разбился…насмерть… Какие-то, вот, такие вещи. Мы видели, что с нами Бог вот в этих горах, безжизненных горах, где снег по горло, по пояс, можно провалиться, уйти…(движение рукой вниз, как в бездну). Там - воля Божия! Поэтому, дорогие мои, вот фотографии, можно подойти, посмотреть, полюбоваться, и узнать, что такое Русь!
А на памятнике написано: "Святой ключ протоиерея Дионисия". Стелла два с половиной метра- чтобы все видели, и медведи, и лоси, которые там ходят. Всем было тяжело, но все выдержали, все дошли до конца. Я даже удивляюсь: как это было возможно? Без помощи Божьей это было бы невозможно. Половина группы, точно, должна была остаться в лесу - так было тяжело! Поход наш (не считая передвижения на катере, машине) был два дня. С отцом Дионисием в 2006 году мы шли пять дней. Он шел за мной, за моей спиной и потом мне признался:
 - Прости, - говорит, отец, - я тебя проклинал! –
 Проклинал, а потом - Прости меня! -

В память о человеке и вере

       Я не знаю, о чем шел и думал батюшка наш, я знаю точно, что молился. Я знаю, что он молился, как никогда! А Дионисий, когда мы выбрались живые - потом он меня благодарил, потому, что для него это были самые яркие минуты его жизни. Жизнь у него была непростая - сложная, чего только не было в этой жизни.

Друзья мои! Скорби бывают всякие, несчастья и напасти, тоска высокая, потом мы все-таки обнаруживаем, что это - было счастье! Дай Бог, добраться до царства небесного! Оглянемся…и ты понимаешь - ты счастлив, несмотря ни на что. Чтобы счастье обнаружить, ощутить его - надо вот все это пережить…

В память о человеке и вере

Фотоальбом: Памятник протоиерею Дионисию Садовникову

 

Реквизиты для пожертвований

Просим обращаться в храм Ксении Петербургской, Смотреть здесь

664009 г. Иркутск, Советская, 57а, тел. 53-20-89

он-лайн

Поделись с друзьям

Яндекс.Метрика
^ Наверх ^